armagnac
на 15% лучше, чем ничего
...Я медленно повернулась, хотя мне не хотелось этого делать, и увидела мужчину, от которого у меня все тело свело судорогой. Он был выскоим и худым, и ему не мешало бы побриться. Борода у него была дюйма четыре, на нем были громадные очки, больше которых я никогда не видела, только ласты и плавки. Он стоял перед трупом на четвереньках и внимательно его разглядывал.

Рафаэль бросил на меня взгляд - губы его беззвучно двигались. Я была очень рада, что не расслышала, что он сказал, потому что знала, что он как-то обозвал меня, и я могла поклясться, что не чикитой. Затем он быстро сунул руку себе под мышку, и я сразу же вспомнила, что он носит там в кобуре пистолет. Я вовсе не хотела смотреть еще на одно убийство, и быстро встала между ним и волосатиком.

Волосатик взглянул на нас и улыбнулся.

— Ваш друг... с ним что-то случилось? — спросил он с сильным английским акцентом. — Что это за американская игра? — Он поднялся на ноги и тепло улыбнулся Рафаэлю. — Не вмешиваюсь, не вмешиваюсь, но мне кажется, вам не стоит оставлять его здесь. Нельзя, старина, не в его состоянии. Он не может и слова вымолвить, и он такой холодный.

— Откуда вы взялись? — мрачно спросил Рафаэль.
— Я был по другую стороны дюны, старина, — весело сказал волосатик. — Вода просто чудесная... Но вам надо как-то помочь вашему другу. — Он посмотрел на труп долгим взглядом. — Бог мой! — воскликнул он в ужасе. — Его волосы... они выпали все сразу!

Я сильно толкнула Рафаэля в бок локтем.

— Это тропическая болезнь, — быстро сказала я. — Он подхватил ее на Гавайях, охотясь на крокодилов.

Волосатик непонимающе уставился на меня.

— Но на Гавайях нет крокодилов!
— О! — я снова ему улыбнулась. — Где бы там ни были крокодилы, но заболел он на Гавайях. Рафаэль! — Я не осмелилась посмотреть в его сторону. — Может, тебе действительно отнести Джорджа в машину?
— Джорджа? — прошипел Рафаэль.

Я указала пальцами в сторону трупа.

— Пер Диос! — прошептал он. — И я еще сказал, что заплачу вдвойне!

Но он нагнулся, поднял тело и пошел с ним к машине.
Волосатик с интересом наблюдал за ним, поэтому я решила, что мне лучше отвлечь его внимание. Я чуть приподняла юбку, обнажив середину бедра, и опять ему улыбнулась.

— Скажите, у меня не поехала петля? — спросила я его.

Он вновь опустился на четвереньки, чтобы рассмотреть все поближе — сразу можно было увидеть, что этот человек относится добросовестно к любой работе. Через полминуты он неохотно поднялся на ноги.

— Нет, — с сожалением сказал он. — По крайней мере, я не вижу.
— Ну, если вы не видите, значит, не поехала. - сказала я. — Все равно спасибо.

Я повернулась к нему спиной и быстро пошла к машине. Пока я шла. Рафаэль уже засунул труп обратно в багажник и захлопнул крышку. Мы забрались в машину.

— Этот парень — дурак! — сказала я ему.
— Я тоже так думаю, чикита, — сказал Рафаэль. — Счастье для него, что он псих. Иначе он был бы сейчас мертв. Здравый свидетель — это роскошь, которую мы не можем себе позволить.

Он завел мотор, и то же самое время я почувствовала чье-то дыхание на своей щеке. Я быстро повернулась и чуть не сбила с волосатика его большие очки.

— Извините меня, — вежливо сказал он. — Мне просто хочется узнать: ваш друг всегда сидит в багажнике автомобиля?
— Ну, конечно, — нервно сказала я. — Разве вы не видите, что в таком маленьком спортивном автомобиле трое - это уже толпа. Где же ему еще ехать?

Его глаза за толстыми стеклами расширились.

— Что за непонятная страна! — прошептал он. — Я нахожусь здесь всего три дня и уже успел повстречать человека, который учит индейцев ездить верхом для телевидения. Вчера я повстречал девушку, которая делает на каком-то заводе шпильки для каких-то автомобилей! — Он медленно покачал головой. — А сегодня я встречаю девушку, которая просит меня посмотреть, нет ли дорожек на ее чулках, и охотника на крокодилов, у которого выпали все волосы и который путешествует в багажнике автомобиля. — Он моргнул и уставился на меня. — Интересно, знал ли Колумб, что он делает или нет?

(с) К. Браун, "Избавьте меня от покойника"